01:44 

"Bittersweet bundle of misery", Дэймон Албарн/Грэм Коксон

Название: Bittersweet bundle of misery
Автор: american mary
Фандом: Blur
Пейринг: Дэймон Албарн/Грэм Коксон
Рейтинг: PG
Жанр: романс
От автора: Ну, первая ласточка, так сказать) о чем и где: это японский тур ребят, времена альбома "13". сложные душевные состояния Дэймона и Грэма выливаются в конфликт, и чем все это разрешается.


читать дальше

@темы: blur, damon, fanfiction, graham

Комментарии
2011-01-31 в 01:44 

- А что про них сказать? Обычные, ничего особенного.
- Они похожи на рекламу Хэллоу Китти, - сказал Грэм все так же с закрытыми глазами.
Алекс рассмеялся, а Дэймон хмыкнул, будто ему эта идея не пришлась по душе – но заговорить с Грэмом так и не захотел.
- Я бы подцепил парочку, - Алекс продолжал пить шампанское и говорить почти сам с собой. – и мальчики у них все равно что девочки – сладенькие такие, ну хоть в нагрузку чай бери, чтобы эту сладость запить – прелесть.
- Алекс, кончай, - послышался из глубины автобуса голос Дэйва. – я отсюда слышу твои грязные мысли.
- Кончать? – усмехнулся Алекс. – Прости, Дэйв, милый, я едва на ногах держусь, не то что…
- Извращенец.
- Зато Грэм меня понимает! Правда, Грэм?
Огни Киото перед глазами, которыми Коксон пытался от всех отгородиться, дрогнули, и в них ворвался нахальный голос Алекса.
- Угу, - ответил он и покосился на Дэймона.
Тот ни на кого не смотрел, а просто сидел, глядя в пространство. Его уже отпустило, и он выглядел неважно, едва ли не жалко в этой одежде, с опущенными плечами. Грэму захотелось его обнять и попросить прощения, хотя он в общем-то был и не очень виноват, и только его гордость, которую, впрочем, другие люди называли упрямостью, не позволила ему сделать этого.
В конце концов Дэймон поднял голову и огляделся вокруг, будто впервые все увидел, а потом потер ладонями глаза, пробормотав что-то вроде «о, боже», и сказал в никуда, что хочет спать. Но спать к спальным местам он не пошел, а прилег прямо на диване, где они сидели, на спину, за неимением подушки положив голову Грэму на колени.
Но они по-прежнему и слова друг другу не сказали. Дэймон лежал спокойно, будто ничего и не произошло, а Грэм смотрел на него сверху вниз и специально чуть напряг колени, чтобы при легкой тряске на дороге другу было удобнее так лежать.
Он ехали уже больше часа, Дэймон заснул, да и Алекс тоже, за столом, положив голову на руки. Со стороны водителя доносилась легкая тихая музыка, которая помогала ему тоже не заснуть.
Грэм снова посмотрел на Дэймона. Кепка его съехала набок, и Грэм стащил ее с его головы, отбросив в сторону и подумав при этом, что наутро нужно выбросить ее вообще куда-нибудь.
Волосы у Дэймона отросли и растрепались под кепкой. Они были уже не очень чистые, но тем не менее все равно блестели, отражая тусклый свет ночника в автобусе и фонарей, мимо которых они проезжали. Грэм погладил его по голове и, не удержавшись, запустил пальцы в эти пшеничного цвета пряди, такие же мягкие и приятные на ощупь, как всегда. Дэймон любил, когда он так делал – он сразу щурил глаза и становился похожим на котенка, которого почесали за ухом.
Пальцы Грэма закопались глубже, коснулись кожи головы. Он попытался пригладить волосы и уложить их чем-то похожим на волны – но они все равно ложились так, как им хотелось.
Когда он убрал руку, Дэймон открыл глаза. Огромные, странного среднего между серым, голубым и зеленым цвета, они посмотрели на друга.
- Зачем ты остановился?
- Так ты не спишь, - вырвалось у Грэма.
- Спал, пока ты не начал.
- В таком случае извини, что разбудил, - Грэм отвернул голову к окну.
- Эй, - тихо позвал Дэймон. – продолжай, пожалуйста.
Грэм снова вернул руку на место.
- Так хорошо. Да, и Грэм… прости, если я сегодня сказал лишнее.
- Лишнее – это мягко сказано.
- Но пойми, мне…
- Понимаю. – Грэм накрутил прядь его волос себе на палец.
- Я сегодня абсолютно всех их ненавидел.
- Я заметил.
- А еще ты уронил стол… и я не смог выпить перед выходом, - улыбнулся Дэймон.
- И слава богу, - сказал Грэм. – это было бы явно лишним.
- Но я обещаю тебе – в Токио я буду трезв как стекло и благоразумен.
- Благоразумен? – усмехнулся Грэм.
- Ну, или одно из двух.
- Спи, ты мое ходячее несчастье.
- Ничего подобного, я – твое ходячее счастье. И я уже сплю, да, - пробормотал Дэймон, закрывая глаза. – уже сплю.
Бывали моменты, когда Грэма захлестывало такое вот сильное чувство. По натуре своей он не был склонен играть на публику или как-то очень открыто выражать свои чувства, подобно Дэймону. Но вот это, с которым он познакомился еще много лет назад, когда они только стали дружить, такого отношения к себе не терпело и давило изнутри самого сердца – нежность, какая-то чересчур острая, как перец чили.
Он сжал пальцы, с силой вцепился Дэймону в волосы, слегка натянул их. Тот пробормотал что-то во сне и вздохнул – так ему тоже нравилось, очень нравилось, только немного в других обстоятельствах. А сейчас же это был просто такой доступный выход нежности.
Глядя на его спящее лицо, Грэм думал о том, сколько раз Дэймон вытаскивал его самого из переделок, неудач, провальных любовных историй. И вместе с тем, сколько он требовал к себе любви, заботы и внимания, всегда первого места в сердце, и никак иначе, даже при его скверном характере.
Очень давно, когда они еще учились в колледже, и Дэймон увлекался книжками по астрологии, он доставал Грэма разговорами о карме, смысле, каких-то планетах в каких-то домах и кармических связях. Грэм только смеялся, когда он льнул к нему и шепотом, с горящими глазами, нес что-то о том, что между ними определенно кармическая связь, что они связаны такой нитью, которую хрен разорвет даже время. Грэму не верилось, но со временем он начал задумываться, что, наверное, так и есть. Дэймон всегда был таким букетом неожиданностей, и не всегда приятных, но и с Грэмом было не очень-то просто ужиться. Сами того не замечая, они стали друг для друга, начиная с того времени, чем-то большим, чем просто друзья, будто якоря – они притягивали друг друга независимо от тяжести очередной ссоры, все равно, потому что только они двое и могли понять и разгадать друг друга до конца.

Судя по количеству огней, проносящихся мимо окон идущего на приличной скорости автобуса, дорога до Токио была очень живописной, но Грэм мог видеть ее только мельком, вытянув шею, чтобы посмотреть в окно. Поэтому ему оставалось только гадать, какой она была (хотя, наверное, она ничем не отличалась от виденных им раньше дорог до любых других городов – асфальтовая лента, припорошенная желтой и оранжевой мишурой фонарей). Дэймон продолжал спать с головой у него на коленях, и Грэм, окончательно растрепав ему волосы, сцепил руки в замок у него под подбородком. Улыбнулся – ну ни дать ни взять Мадонна с младенцем. «Видимо, спать сегодня как следует все равно не получится, - подумал он, наклонился и легонько поцеловал Дэймона в лоб. - значит, завтра будет его очередь».

2011-01-31 в 15:59 

A conglomerate heap of trash, that’s what I am. But it burns with a high flame
о, спасибо-спасибо-спасибо большое, автор! я как раз очень люблю про "сложные душевные состояния", внутреннее напряжение и прочие загоны героев.
очень здорово написано. вроде, PG, а эмоций на все NC-17 :D

2011-01-31 в 23:21 

Машкара
внутреннее напряжение и прочие загоны героев - о да, я это тоже люблю очень, больше того, все что пишется, пишется именно в таком коленкоре, даже если не хочется так - правда моя страсть)

рада, что понравилось!:)

     

and your mind gets dirty as you get closer to thirty

главная